воскресенье,
31 августа
2014 года
вторник, 1 июня 2010 года
22:07  //  Валерий Вайсберг

Самолет Качиньского шел на посадку выше глиссады, но в 3 км от аэродрома начал резко снижаться

Получить HTML-код новости Поместить к себе в твиттер Добавить в Livejournal.com >ВКонтакте
Маркер // вторник, 1 июня 2010 года

Самолет Качиньского шел на посадку выше глиссады, но в 3 км от аэродрома начал резко снижаться

Сегодня правительство Польши опубликовало стенограмму переговоров экипажа польского Ту-154, разбившегося в апреле под Смоленском. Документ подтверждает, что диспетчер аэродрома предупреждал пилотов о плохой видимости и невозможности посадки. Однако экипаж решил предпринять попытку и, если видимость не улучшится, уйти на второй круг. Сопоставив расшифровку «черных ящиков» со схемой посадки аэропорта Смоленск-Северный, «Маркер» выяснил, что Ту-154 все время шел значительно выше глиссады, но за считаные секунды до катастрофы начал фатальное резкое снижение. При этом диспетчер сообщал экипажу, что самолет находится на глиссаде. На высоте 120 м командир экипажа не сообщил, как того требовал диспетчер, о своем окончательном решении садиться или улетать. На высоте около 70 м, как и предписывает схема посадки, второй пилот скомандовал: «Уходим», но выполнить маневр экипаж не успел.


Что происходило в последние минуты полета президентского Ту-154

скопируйте этот текст к себе в блог:
Самолет Качиньского шел на посадку выше глиссады, но в 3 км от аэродрома начал резко снижаться

Инфографика © Эдуард Катыхин, «Маркер»

Сегодня правительство Польши опубликовало стенограмму переговоров экипажа польского Ту-154, разбившегося в апреле под Смоленском. Документ подтверждает, что диспетчер аэродрома предупреждал пилотов о плохой видимости и невозможности посадки. Однако экипаж решил предпринять попытку и, если видимость не улучшится, уйти на второй круг. Сопоставив расшифровку «черных ящиков» со схемой посадки аэропорта Смоленск-Северный,опубликована блогером arefiev-dm «Маркер» выяснил, что Ту-154 все время шел значительно выше глиссады,Прямая, по которой самолет идет на посадку в планирующем полете но за считаные секунды до катастрофы начал фатальное резкое снижение.Самолет стал терять высоту, находясь на отметке примерно 300 м в 3 км от кромки взлетно-посадочной полосы При этом диспетчер сообщал экипажу, что самолет находится на глиссаде. На высоте 120 м командир экипажа не сообщил, как того требовал диспетчер, о своем окончательном решении садиться или улетать. На высоте около 70 м, как и предписывает схема посадки, второй пилот скомандовал: «Уходим», но выполнить маневр экипаж не успел.

На опубликованной стенограмме зафиксированы переговоры экипажа Ту-154 в течение последних 40 минут полета. Сначала команда беседует с диспетчером на английском языке, но вскоре переходят на русский. Диспетчер предупреждает экипаж о тумане и видимости 400 м, а затем сообщает, что условий для приема нет.

В 10.24 на связь со вторым пилотом Ту-154 выходит экипаж уже совершившего посадку польского самолета, который подтверждает, что видимость составляет 400 м, нижняя кромка облаков — на 50 м: «В общих чертах здесь полный каюк...В оригинале употреблено крепкое польское слово Но нам повезло в последний момент сесть. Но честно скажу, что можно попробовать». Командир экипажа Ту-154 предлагает диспетчеру «попробовать подход», а затем, если погодные условия не позволят, уйти на второй круг. Диспетчер уточняет, хватит ли топлива для ухода на запасной аэродром после контрольного захода, командир отвечает утвердительно.

В это время в кабине находится неустановленный человек. Командир экипажа сообщает ему, что в таких условиях совершить посадку невозможно: «Попробуем подойти, сделаем один заход, но, скорее всего, ничего из этого не получится». Пилоты уточняют у находящегося на земле экипажа, «прилетели ли русские». В 10.30 посторонний человек в кабине говорит, что «еще нет решения президента, что дальше делать».

В 10.34 экипаж сообщает о выполнении команды снизиться до высоты 500 м для входа в глиссаду. Через 5 минут диспетчер предупреждает экипаж: «Посадка дополнительно 120 минус 3 м», то есть на высоте 120 м экипаж должен был принять окончательное решение о посадке и сообщить о нем диспетчеру. Далее штурман только информирует аэродром о снижении. На высоте 80 м второй пилот командует: «Уходим», однако самолет продолжает снижаться. Диспетчер дает экипажу команду перевести самолет в горизонтальное положение, но команда не реагирует на него. Последнее сообщение штурман дает о высоте 20 м, затем пленка фиксирует шум от столкновения с лесным массивом, слышен призыв диспетчера уходить на второй круг, затем запись обрывается.

Ранее бывший начальник службы подготовки польских ВВС Петр Лукашевич высказал версию о том, что роковая ошибка пилота произошла на финальной стадии захода самолета на посадку. По его мнению, экипаж мог быть дезориентирован оврагом, проходящим вблизи аэродрома. Однако, как следует из стенограммы, штурман ни разу не докладывал о резком изменении высоты.

 
Написать комментарий
Комментарии читателей
    Написать комментарий
     
     
     
     

    Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны к заполнению. Ваш e-mail на сайте не публикуется.

    Условия размещения комментариев

    Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.
    Не подлежат публикации комментарии:
    – содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и т. п. характера;
    – содержащие ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме;
    – нарушающие положения действующего законодательства.

    Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.